Наверх

Дети

Все дети в детдоме мечтают об одном
06 Марта, 11:33 \

Все дети в детдоме мечтают об одном

Сегодня она самая обычная благовещенская студентка. В свои 18 лет девушка учится в одном из техникумов города, общается, отдыхает. Но совсем недавно ее жизнь была другой. Катя воспитывалась в детском доме. И кто знает, как бы повернулась ее судьба, если бы в жизни девочки не появились люди, отчасти заменившие ей семью – патронажная семья.

- Катя, как ты попала в детский дом?

- Мои настоящие родители сильно пили, поэтому их лишили родительских прав. Меня забрали из семьи, когда мне было девять лет. Сначала меня, а потом брата с сестрой. Год я жила в приюте, потом попала в интернат санаторного типа. И уже в двенадцать лет оказалась в детском доме.

Детский дом, в котором оказалась Катя, находился в амурском селе. Дети (тогда их в детдоме было около 50-ти) ходили в обычную школу, а остальное время проводили у себя. Нельзя сказать, что девушка (тогда еще совсем девочка) попала в особо трагичную ситуацию. Увы, подобные истории в нашей стране происходят тысячи каждый год. Статистика красноречивее всяких слов.

В 1990 году в России насчитывалось 564 детских дома, в 2004-м их количество увеличилось почти втрое и составило более 1400. В начале 2007 году число детей-сирот достигло жуткой цифры 748 тысяч человек. Это почти 3 % от общего числа детей. Многие из них были усыновлены, но все равно, количество воспитанников детских домов огромно. Статистика не самая свежая, но за пару лет вряд ли ситуация радикально изменилась в лучшую сторону.

На жизнь в «казенном доме» Катя особо не жалуется. Кромешного ужаса, как любят иногда драматизировать различные мастера пера, там не было.

- Все было нормально. Каких-то особых проблем, сложностей не было. Единственное, – вспоминает Катя. - Воспитатели нас не понимали, чужими мы им были. Бывало, что и сбегали дети. Но я не могу сказать, что жизнь в детдоме какая-то очень тяжелая.

- Отличие от семейной жизни все-таки большое. В чем разница?

- Жизнь по распорядку. Все строго по часам. Проснулись, собрались – идем в школу. Потом возвращаемся, обедаем. Часто приходится долго ждать после школы обеда, а раньше пообедать - никак. Поели – сразу садимся за уроки (в обязательном порядке) и можем их делать часов до семи. А хотелось, чтобы как дома: делать все тогда, когда тебе удобно, жить в своем режиме.

- А что вы делали после того, как выучили уроки?

- Занимались в кружках. Правда, кружки не всегда велись. Можно было заниматься вышиванием, макраме – кто чем увлекается. Конечно, телевизор смотрели вечерами.

- Отношения между собой у вас как складывались? Дружили? Враждовали?

- По-разному было, как, наверное, и везде. Наверное, нас нельзя было назвать очень дружными. Бывало так, что и ополчались все против одного. Но в трудную минуту мы всегда были друг за друга.

Как выяснилось из разговора, трудных минут хватало.

- Часто возникали конфликты в школе. И ссорились и даже дрались с деревенскими. Они почему-то считали, что чем-то лучше нас. Одевались мы хорошо, ничем от них не отличались, но все равно относились к нам плохо. Если в школе, что-нибудь случилось, кто-то что-то натворил – сразу виноваты мы. Что-то сломали – детский дом виноват.

В этих скупых словах Катя подняла очень большую проблему. В нашей стране «детдомовец» - это клеймо, которое сопровождает каждого воспитанника даже многие годы даже после ухода из детского дома. А ведь он ни в чем не виноват, у него случилась беда, в которой он - сугубо пострадавшая сторона. Но отношение к нему, почти как к вышедшему из тюрьмы.

- Катя, а воспитатели в этих ситуациях на вашей стороне были? Какие у вас с ними были отношения?

- Никаких особо отношений и не было. Свои обязанности они исполняли, но мы могли целыми днями быть сами по себе, своими делами заниматься и их совершенно не интересовали. Главное – соблюдение режима. Иногда не получается сделать домашнее задание, подойдешь к ним за помощью, а в ответ: это вы в школе были, вот вы и учите.

- Я так пониманию, что таких вещей как: по душам поговорить, пожаловаться на какие-то личные проблемы – между вами тоже не было?

- Конечно, не было.

Девушка сама не акцентировала на этом внимание, но человек, выросший в семье сразу заметит большой пробел в ее жизни. Нет родителя, который защитит от нападок чужих людей, которому можно открыться и довериться. Который, наконец, проверит домашнее задание.

И все-таки у нашей героини судьба оказалась более счастливой. С самого первого года у нее появилась семья. Патронажная.

Патронажная семья это альтернатива детдому, который не лучшим образом готовит ребенка к самостоятельной жизни. Будущие приемные родители заключает с детским учреждением трудовое соглашение, по которому берут на себя выполнение обязанностей «руководителя семейно-воспитательной группы». Они получают статус воспитателей - им платится зарплата, а их подопечному выделяются средства «на жизнь». К тому же, в отличие от усыновления, у ребенка сохраняются все сиротские льготы.

Патронажная семья – это шанс получить домашнее воспитание, научиться жить не на всем готовом, а самому стирать, готовить. Самому принимать решения в жизни, а не следовать неизбежному режиму. Патронажные родители, конечно, не настоящие и не заменят их, но они могут привить ребенку дух семьи. Ведь известный факт, что бывшие детдомовцы часто не могут и не хотят воспитывать своих детей. Потому что не понимают, что такое семья. Есть даже полусерьезный термин «врожденное сиротство». Детдом не может научить девочку быть матерью. Этому учатся только в семье.

- Катя, а откуда у тебя появились патронажные родители?

- Это мои родственники. Дядя и его жена. Когда меня перевели в детский дом, они почти сразу смогли получить возможность забирать меня к себе. В первые же каникулы я уже жила у них дома. И потом каждые каникулы – пока училась в школе.

- Значит, стать патронажными родителями не очень сложно?

- Я точно не знаю. Моим родственникам, кажется, это легко удалось. Но в нашей группе я была единственная, кого забирали в семью. Я знаю, что у других ребят тоже была родня, которая пыталась стать патронажными родителями, но им не разрешили.

- Между жизнью в детдоме и в семье разница большая?

- Да. В семье жилось лучше. Было интересно. Совсем другая обстановка. Там я чувствовала, что я не одна. Приятно знать, что есть люди, которые приедут за тобой, заберут. И ты будешь с ними вместе. Этого все в детском доме хотят. У нас были ребята, которых никто никогда не забирал. А они так этого хотели!

- А у тебя не возникали проблемы с остальными ребятами из-за того, что тебя забирает семья, а их нет?

- Нет, ни разу не возникали. У меня со всеми были хорошие отношения, даже со старшими. Я уже во втором классе была в интернате. Видимо, научилась жить в таких условиях, привыкла сама справляться со своими трудностями. Так что в детдоме я умела жить и уживаться со всеми.

- Для тебя детский дом не был каким-то ужасным местом?

- В принципе, никто из нас не считает его ужасным местом. Просто не хватает семьи. Все хотят, чтобы их забирали. Бывает, появится воспитательница какая-нибудь хорошая, и некоторые дети очень хотят, чтобы она их с собой забирала…

Я долго расспрашивал Катю о том, что же дала ей патронажная семья. И она, подумав, заговорила о праздниках:

- В семье были настоящие праздники. Не так как в детдоме. Там мы собирались перед Новым годом в актовом зале, проводили какой-то сценарий, потом нам быстро давали подарки – и все. Ну, получили мы пакет конфет – нас это совсем не радовало. А в семье всегда было так тепло, уютно. Нас было мало, и мы были все вместе. Настоящий праздник…

Слушая, Катю, я вспомнил, что у патронажных семей есть не только сторонники, но и противники. Немало людей уверено, что это жестоко: вырвать ребенка на время из его серой детдомовской среды, показать ему все прелести семейной жизни, а потом снова вернуть в эту серость. Признаться, мне тоже казалось, что эта точка зрения верна.

- Катя, наверное, тяжело было каждый раз возвращаться в детский дом после каникул?

- Почему? – искренне удивилась девушка. – Ну, конечно, хотелось, чтобы жизнь в семье длилась подольше, но никакого сильного огорчения не было. Хотелось и в школу, хотелось увидеть друзей и подруг, которых у меня много в детдоме было. Я больше скажу: никто из ребят, которых забирали на каникулы родственники, не делал трагедии из возвращения в детдом.

- А если бы случилось так, что у тебя совсем не было патронажных родителей, твоя жизнь сейчас была бы другой? Или она сильно не изменилась бы?

- Конечно, в этой семье меня многому научили. Много помогли. Я не знаю, как сильно бы изменилась моя жизнь. Но я всегда сама принимала решения. И, думаю, в главном моя жизнь не сильно изменилась. Хотя, эта семья по-прежнему мне помогает во всем, я очень рада, что она у меня есть.

Действительно, Кате повезло. Но у десятков, если не сотен детей в России такой семьи нет. Однако каждый ребенок, стоящий у окна и смотрящий вслед счастливчику, которого увозят на каникулы патронажные родители, мечтает о такой семье.

Статью подготовил(а): Василий Кленин.


ПечатьОтправить другу (email)
Рейтинг:
Комментарии
Пока ещё не было комментариев.
 
Наши новостные каналы Что такое RSS?
Подписаться на новости  
Самое популярное
Реклама
Спектра медицинского оборудования.